Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан



Скачать 185.32 Kb.
Дата22.05.2015
Размер185.32 Kb.
ТипДокументы

Значение формы для действительности договоров страхования
Шамиль Асьянов

Директор центра правовых исследований

В Ташкенте, Узбекистан
Общие для всех сделок требования к письменной форме признаются соблюденными, если составлен документ, выражающий ее содержание, и имеются подписи лица или лиц, совершивших сделку, либо уполномоченных ими лиц (ч.1 ст. 107 ГК РУз). Наряду с этим имеются специальные требования, относящиеся к письменной форме договоров. Имеется в виду, что договор заключается путем составления документа, подписанного сторонами, а равно путем обмена документами, осуществляемого с использованием почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной и иной связи. При этом необходимо, чтобы избранный сторонами способ мог бы позволить установить, что документ исходит именно от лица, которое является стороной в договоре (ч. 4 ст. 366 ГК РУз).

Указание закона на обязательность письменной формы договора означает презумпцию: нет письменной формы - нет и договора. А значит, лицо, ссылающееся на то, что хотя и не было письменной формы, но соглашение сторон было, должно привести необходимые доказательства. Закон (ст. 109 ГК РУз), отступая от общих принципов процесса, ограничивает круг возможных доказательств, не допуская свидетельских показаний.

Соответствующее ограничение содержится в общей норме ГК, а потому принцип допустимости доказательств в приведенном смысле действует независимо от того, воспроизведены ли указанные последствия в статье об обязательной письменной форме, рассчитанной на определенный вид (тип) договора, или нет (имеются в виду все остальные статьи, которые устанавливают обязательную письменную форму).

В ряде случаев - именно тогда, когда появляется публичный интерес к самому договору и его письменной форме, - законодатель предусматривает недействительность договора, заключенного устно в нарушение обязательной письменной формы.

Соответствующие последствия указаны, в частности, в ст. 480 ГК («Форма договора продажи недвижимости»), ст. 927 ГК («Форма договора страхования»), ст. 490 ГК («Форма и государственная регистрация договора продажи предприятий») и ряда других.

Определяя последствия нарушения требований о форме сделки, закон прямо указывает на недействительность сделки, совершенной с нарушением формы.

Решая в подобных случаях вопрос о последствиях признания таких договоров недействительными, необходимо руководствоваться одной из общих норм о сделках. Имеется в виду, прежде всего ч. 1 ст. 112 ГК, в силу которой несоблюдение требования о нотариальной форме влечет недействительность сделки, при этом такие сделки являются ничтожными. Поскольку оговорки об оспоримости соответствующих сделок (сделок, нарушающих требование об обязательной письменной форме) в ГК нет, независимо от наличия или отсутствия особого указания на этот счет все упомянутые в специальных нормах договоры, заключенные с нарушением формы и по этой причине признаваемые недействительными, являются ничтожными. При этом не имеет значения, идет ли речь об обязанности, установленной законом (ГК) или соглашением сторон1.
Рассмотрим особенности последствий несоблюдения письменной формы сделки по договору страхования
Согласно статьи 927 (ГК РУз Форма договора страхования)

«Договор страхования должен быть заключен в письменной форме.

Несоблюдение этого требования влечет недействительность договора страхования.

Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления подписанного страховщиком страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), содержащего условия договора страхования. В этом случае согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика указанных документов и уплатой страховой премии либо - при внесении страховой премии в рассрочку - уплатой первого взноса.

Страховщик при заключении договора вправе применять разработанные им стандартные формы договора страхования (страхового полиса) по отдельным видам страхования».

Статья 927 ГК РУз, обязывает заключать договора страхования в письменной форме, и устанавливает что несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования. Исключение из этого правила составляет лишь обязательное государственное страхование (страхование жизни, здоровья и имущества определенных категорий государственных служащих за счет бюджета).

Обычно в практике страхования страховые договоры заключаются путем обмена письменными документами. Эти документы обычно состоят из заявления (объявления) страхователя, составленного по форме, утвержденной страховщиком, в котором страхователь сообщает:

1) о своем желании заключить договор страхования, 2) что именно он страхует и в какой сумме, 3) что он ознакомлен с правилами или условиями страхования, 4) все требуемые страховщиком сведения, необходимые тому для определения объема страховой ответственности. Кроме того, если сведения, сообщенные страховщику, являются заведомо ложными либо неполными, а также если страхователь имел сведения, которые могли повлиять на определение объема страховой ответственности страховщиком, и не сообщил их, то это дает возможность страховщику требовать признание договора страхования недействительным. В то же время страховщик должен формулировать вопросы в недвусмысленной форме. В противном случае, так как форму заявления (объявления) страхователя устанавливает страховщик, то страхователь будет иметь право требовать толкования условий договора, имеющих неоднозначный смысл, в свою пользу.

Кроме того, если договор страхования будет заключен при отсутствии ответов страхователя на какие-либо вопросы страховщика, то страховщик лишается возможности впоследствии требовать расторжения договора либо признания его недействительным на том основании, что соответствующие обстоятельства не были сообщены страхователем (ст. 931 ГК)

Для некоторых видов страхования, в которых страховой случай является сложным (представляет собой совокупность большого числа различных страховых случаев — например, страхование строительно-монтажных рисков, медицинское страхование), а также, если размер возможных страховых выплат значителен, после получения заявления (объявления) страхователя страховщик предлагает страхователю программу страхования. В ней он устанавливает тот объем своей страховой ответственности, который может взять на себя по данному договору страхования. Страхователь должен сообщить о своем согласии с установленным объемом страховой ответственности.

В случае заключения предложенной страховой сделки страховщик выдает один из следующих документов: страховой полис, страховое свидетельство, страховой сертификат либо страховую квитанцию. Данными документами подтверждается факт заключения договора страхования. Выдаваемый документ должен содержать:

1) наименование и адреса страховщика и страхователя, а в необходимых случаях застрахованного лица и выгодоприобретателя либо условия их конкретизации, 2) объект страхования, 3) размер страховой суммы, являющийся верхним пределом страховой ответственности, 4) определение страхового случая, 5) размеры страховых взносов, а также сроки и порядок их уплаты, 6) начало и конец действия страхования, 7) иные условия по соглашению сторон. Хотя обычно заявление страхователя совершается в письменной форме, с согласия страховщика возможен такой порядок заключения договора, при котором требуемые сведения сообщаются устно. Тогда единственным письменным документом, подтверждающим заключение договора, является страховой полис (свидетельство, сертификат, квитанция). Таким образом, лишь этот письменный документ обязателен для подтверждения заключения договора страхования.



Договор страхования считается заключенным с момента выдачи страхователю страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции). Он вступает в силу с момента уплаты страховой премии либо первого страхового взноса, если условиями договора либо действующим законодательством не предусмотрено иное. Таким образом, по общему правилу, договор страхования является реальным договором.

Для иллюстрации мы хотим привести довольно необычный пример из судебной практики (примечание: наименование сторон, суда и пр. изменены в их интересах и по их просьбе).



Фабула дела: Страховщик и страхователь (Английские фирмы) более полугода вели переговоры о имущественном страховании оборудования и объекта строительства моста в Узбекистане.

Существенные условия были согласованы к 1 мая 2004 года, доказательством чего служит СЛИП индоссированный страховщиком (ответчиком) и Ковер-нот датированный 1 мая 2004 год, а также факт уплаты страховой премии 15 апреля 2004 года.

Одним из существенных условий договора являлось обязательства страхователя (истца) при проведении работ соблюдать все необходимые технические условия безопасности ведения работ, а также обязательство соблюдать рекомендации фирмы («Интер и Ко») специализирующейся на определении технических условий проведения работ, оформленных как программа ведения строительных работ. Указанные рекомендации (программа ведения строительных работ) были включены в полис в значении английского понятия «Warranty» -(гарантия).

Но, до подписания договора и выдачи страхового полиса на застрахованном объекте, где уже шли работы, 4 июня 2004 года произошла авария, приведшая к разрушению объекта (моста) и уничтожению оборудования. Ущерб оценивался в 10 млн. долларов.

И в этой ситуации, уже после аварии и зная о ней, страховщик 5 августа 2004года подписывает договор и страховой полис!

Ещё одной из особенностей договора, являлось то, что в нем было указанно, что «в случае возникновения спор, он будет рассматриваться в суде Англии, но по праву Узбекистана»!

Сложилась ситуация, в которой, согласно праву Узбекистана (ст. 927 ГК) договор страхования, на момент страхового случая, не был оформлен надлежащим образом, и значит, он является недействительным. Тогда как по праву Англии индоссированный страховщиком СЛИП и КОВЕРНОТ, а также получение страховщиком страховой премии свидетельствуют о заключении страховых правоотношений.

Страхователь обратился в суд Англии, где потребовал исполнения страховых обязательств от страховщика.

Далее мы приводим наши комментарии к вопросам, которые выносились на рассмотрение суда:
Признавая выданный им страховой Полис как документ, ответчик отрицает его действительность и силу на день События, т.е. страхового случая, т.к. он (Полис) был подписан ответчиком 05.08.2004 года, т.е. после наступления страхового случая, произошедшего 04.06.2004 года. Свой вывод о недействительности Полиса ответчик обосновывает ссылкой на статью 927 ГК РУз, устанавливающий в части второй правило, согласно которому несоблюдение письменной формы договора страхования влечет его недействительность.

Также указывается, что на дату заключения договора (05.08.2004 г.) объект страхования перестал существовать, и Событие перестало обладать признаками вероятности и случайности в соответствии со статьей 943 ГК.



Наш комментарий: Мы полагаем, что вышеприведенное утверждение ответчика следует принять во внимание, т.к. оно основано на положениях гражданского кодекса (ГК) Республики Узбекистан, устанавливающих обязательность письменной формы договора страхования (ст. 927 ГК), которая считается таковой только после подписания договора страхования сторонами (ст. 107 и ст. 927 ГК), либо вручения страхователю страховщиком страхового полиса, подписанного страховщиком (ст. 927 ГК).

До 05.08.2004г. договор страхования не был подписан сторонами, а страховой полис не был подписан страховщиком и не передавался истцу. Значит договора как такового на день События 04.06.2004 г. не было, не существовало как законно оформленного юридического акта. И совершенно правильно отмечено ответчиком, что на день заключения договора 05.08.2004 г. страховое Событие перестало обладать обязательными для договора страхования признаками - вероятности и случайности, а сам объект страхования перестал существовать как таковой.

То обстоятельство, что истец уплатил страховую премию, означает только его согласие на заключение договора и не более того, что указывается в ст. 927 ГК. Договор считается заключенным только после подписи страховщиком договора или Полиса.

- Здесь ответчик продолжает и логически завершает юридический анализ сложившейся ситуации через статью 943 ГК, которая императивно и однозначно устанавливает, что «Договор страхования является ничтожным в случаях, когда: к моменту заключения договора объект страхования не

существовал, и далее, когда в договоре страхования предусмотрено событие, лишенное признаков вероятности и случайности.

Правовой анализ положений ГК представленный ответчиком достаточно убедительно показывает, как несоблюдение обязательной в договорах страхования письменной формы (которая включает в себя и обязательность подписей сторон или подписи страховщика на Полисе) влечет как последствие признание договора страхования ничтожным (ст. 943 ГК), т.е. несостоявшимся. Попытки истца применить действие договора страхования, заключенного 05.08.2004 г. на страховое Событие, состоявшееся ранее, 04.06.2004 г. необоснованны и противоречат самому смыслу страхования, предусматривающего действие договора на Событие, которое может произойти только в будущем, обладающее признаками вероятности и случайности его наступления, что однозначно установлено в статье 943 ГК. Также верно утверждение ответчика, что объект страхования к моменту заключения (подписания) договора перестал существовать.

Признать право сторон на заключение договора страхования и его исполнение после наступления страхового События, когда объект страхования не существует, как и нет признаков вероятности и случайности наступления события, это правовой нонсенс, который разрушает правовую конструкцию договора страхования, подменяя его каким-то «меновым» договором, или договором дарения.

Мы также полагаем, что подписание договора страхования (что означает заключение договора) ответчиком 05.08.2004 г., т.е. после наступления страхового События, также противоречит законодательству Республики Узбекистан, и в силу указанных выше причин такой договор не имеет юридической силы.

Ответчик полагает, поскольку договор страхования является ничтожным (недействительной сделкой), страховщик обязан, согласно статьи 114 ГК РУз вернуть истцу полученные страховые взносы, но не обязан выплатить возмещение по договору страхования.



Наш комментарий: Безусловно, если суд признает договор страхования недействительным, то согласно статьи 114 ГК каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. В нашем случае, страховщик обязан вернуть все полученные страховые взносы. Также в соответствии с ч.1 ст. 114, «недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения».

Вопрос суда: 1.Поясните с обоснованием своей позиции можно ли рассматривать СЛИП в качестве документа упомянутого в статье 927 Гражданского Кодекса Республики Узбекистан (т.е. свидетельства, сертификата, квитанции), на основании которого может быть заключен договор страхования.

Английские суды рассматривают представление СЛИПА страховщику как предложение со стороны предполагаемого страхователя, которое принимается страховщиком путем подписания СЛИПА. Возможно ли в соответствии с узбекским правом рассматривать представление СЛИПА страховщику в качестве письменного заявления страхователя, а подписание СЛИПА страховщиком в качестве свидетельства, квитанции или сертификата? Пожалуйста, обоснуйте свой ответ.

Или, Вы предпочитаете рассматривать СЛИП только как предварительный договор в соответствии со ст. 361?
Наш комментарий: Правовые термины «СЛИП» и «КОВЕР-НОТ» в узбекском праве не используются. В ГК РУз имеются аналогичные конструкции СЛИП - перестрахование (ст. 959 ГК), КОВЕР-НОТ предварительный договор (ст. 361 ГК).

Отношения по перестрахованию, согласно ст. 959 ГК, это отношения между страховщиками, где «страховщик, заключивший договор перестрахования, считается в этом последнем договоре страхователем». Истец, не является стороной договора перестрахования и потому его претензии по слипу неуместны.

На основании изложенного мы утверждаем, что согласно законодательству Узбекистана, мы не можем рассматривать СЛИП в качестве документа в контексте статьи 927 ГК РУз. Статья 927 устанавливает письменную форму договора страхования в виде:

а) договор страхования, подписанный страховщиком и страхователем,


либо

б) Полиса, подписанного страховщиком.

(Примечание: Страховые свидетельства в Узбекистане, как правило, выдаются по видам личного страхования, квитанции - при перевозке личного багажа гражданами воздушным или железнодорожным транспортом).

СЛИП не может рассматриваться как предварительный договор (по статье 361 ГК). СЛИП по узбекскому праву это договор перестрахования (ст. 959 ГК РУз). Других значений в узбекском праве он не имеет.

Что касается КОВЕР-НОТА - мы можем по аналогии, использовать ст. 361 ГК РУз «О предварительном договоре», которая предоставляет право сторонам составить предварительный договор, содержащий существенные условия основного договора. В части 5 этой же статьи указывается: «В случае, когда сторона, заключившая предварительный договор уклоняется от заключения основного договора, применяются положения предусмотренные частями шестой и седьмой статьи 377 настоящего кодекса». В ст. 377 (ч. 6-7): «Если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки».

В нашем случае, ответчик заключил договор на условиях согласованных с истцом в КОВЕР-НОТЕ и от заключения договора он не уклонялся. Предварительный договор согласно ст. 361 и 377 ГК РУз не порождает прав и обязанностей сторон, кроме одной - заключить основной договор в определенное время. Поэтому КОВЕР-НОТ (предварительный договор) не может служить правовым основанием для требований истца о взыскании с ответчика возмещения.

Документация Полиса была окончательно согласована и утверждена, фактически и юридически, только 5-го августа 2004 г. Дата события и убытка - 4-го июня 2004 г.

Материалы дела, а также утверждения сторон подтверждают юридический факт заключения договора в день его подписания 05.08.2004г., т.е. после наступления страхового случая. Все согласования документации, условий и прочего совершались до заключения договора, т.е. до 05.08.2004г. и в силу ст.927 ГК устанавливающей обязательную форму договора, все действия сторон (истца и ответчика) до 05.08.2004 г. юридической силы не имеют и не влекут юридических последствий в отношении всех объектов страхования.

Полис (договор страхования) до его подписания страховщиком (05.08.2004г) юридической силы не имел.

Даже если ответчик признает силу Полиса на день страхового случая 4.06.2004г. это никоим образом не колеблет юридической невозможности страхования на уже произошедшее событие, т.к. в силу ст. 927 и ст. 943 такой договор считается ничтожным и недействительным. Признание ответчика не может изменить этой юридической квалификации. Со дня наступления события 4.06.2004г. заключение договора страхования стало невозможным, т.к. исчез объект страхования и вероятность страхового случая. Все последующие действия сторон по оформлению договора страхования не имели юридической силы в отношении объекта, на котором произошла авария. Ретроспективное страховое покрытие по законодательству РУз не допускается, т.к. это противоречит смыслу страхования (см. ст. 927 и 943 ГК).

Договор страхования в Узбекском праве занимает особое место вследствие его жесткой формализации и требований к соблюдению письменной формы. Положения ч.1 и 2 статьи 927 ГК (форма договора страхования) носит императивный характер: «Договор страхования должен быть заключен в письменной форме». «Несоблюдение этого требования влечет недействительность договора страхования».

В ч.3 этой же статьи указывается на обязательность заключения договора как единого документа, и тогда в соответствии со ст. 107 ГК -договор должен быть подписан сторонами, либо договор заключается «вручением страхователю подписанного страховщиком полиса» (ч.3 ст. 927 ГК)

Также формализованы и носят императивный характер требования ст. 943 ГК (недействительность договора страхования), когда однозначно признается договор страхования ничтожным, если:

- «к моменту заключения договора объект страхования не существовал»;
или

- «в качестве страхового случая в договоре страхования предусмотрено


событие, лишенное признаков вероятности и случайности его наступления».

В заключение следует отметить, что суд Англии столкнулся с достаточно сложной проблемой применения страхового права Узбекистана. Стоял также вопрос о наличии или отсутствия умысла страхователя в наступлении вредных последствий, т.к. строители систематически грубо нарушали правила эксплуатации оборудования и правила безопасности строительства сложного объекта, и тем самым не соблюдали программу ведения работ, являющуюся одним из условий в страховом Полисе, что по английскому праву (условие: «гарантий») влечет освобождение страховщика от ответственности, но по праву Узбекистана (России, Казахстана и др. стран СНГ) грубые нарушения (неосторожность) не являются умыслом и потому не могут служить основанием освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения (ст. 953 ГК).

Создавшаяся дилемма была разрешена заключением мирового соглашения между страховщиком и страхователем (условия соглашения конфиденциальны).

Тем не менее, проблема, рассмотренная нами выше, о форме договора страхования и его значении в различных ситуациях сохраняется и нуждается в разрешении, так же как и проблема умысла и грубой неосторожности как оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.



1 Тогда форма или внешний признак является уже не просто орудием доказательства, служит не для одного только удостоверения (ad probationem) Форма становится существенным условием для действительности контракта.

Похожие:

Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан icon«Особенности страхования интеллектуальной собственности и перспективы его развития в России»
Законодательные предпосылки и возможности создания механизма страхования интеллектуальной собственности
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан icon«Новому поколению – новое образование»
Швейцария, Женева, Европейская Организация Ядерных Исследований (cern) – Россия, Кисловодский филиал Центра для одаренных детей
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconСравнительная характеристика казенного, бюджетного и автономного учреждений
Центра правовых прикладных разработок Института развития образования Национального исследовательского университета – Высшей школы...
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconПрограмма для поступающих на специальность «Психология. Психология труда и организационная психология»
Биология как наука, ее цель, задачи, предмет и методы ее исследований. Понятие жизни. Основные свойства живого. Уровни организации...
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconВозможности продолжения обучения в Высших Школах Франции для студентов западносибирских вузов
Мишель Дебренн, Директор Французского центра при омс нгу, координатор сотрудничества в французскими вузами при Новосибирском Центре...
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconМетодические указания по организации самостоятельной работы для студентов заочной формы обучения
Значение языка в жизни общества. Понятие лингвистической экологии. Речевая культура как показатель общей культуры личности. Язык...
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconПонятие и сущность страхования имущества?

Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconУправление и организация учебного процесса
Ок – Способность понимать значение культуры как формы человеческого существования и руководствоваться в своей деятельности современными...
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconСафиуллин Марат Рашитович
Академии наук Республики Татарстан, Прыгунова Мария Игоревна научный сотрудник Центра перспективных экономических исследований Академии...
Значение формы для действительности договоров страхования Шамиль Асьянов Директор центра правовых исследований в ташкенте, Узбекистан iconТемы рефератов по истории философии Значение истории философии для человеческой культуры и для самой философии
...
Разместите кнопку на своём сайте:
docs.likenul.com


База данных защищена авторским правом ©docs.likenul.com 2015
обратиться к администрации
docs.likenul.com