Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности



Скачать 135.31 Kb.
Дата02.06.2015
Размер135.31 Kb.
ТипДокументы

ЛИЧНОСТЬ: ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ ВОСПИТАНИЯ (из кн. Асмолова А.Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. -- М.: «Смысл», 2002.- 480 с.)
Школа и социальная технология воспитания личности
Упрек школе за духовную незрелость молодежи нередко высказывают публицисты и социологи, родители и дети. С этим же упреком выступают и сами учителя. Логика подсказывает; «Школа — центральный социальный институт образования и воспитания подрастающих поколений. В этих поколениях распространяются социально-психологические болезни. Значит, школа — главный виновник горьких плодов образования и воспитания». Отсюда вытекает вывод: «Чтобы по-новому воспитывать и учить молодежь, нужно реформировать школу». Подобное утверждение верно, но... недостаточно.

Ахиллесова пята этого вывода состоит в том, что за ним молчаливо проступает взгляд на школу как на «государство в государстве», т.е. «вырывание» школы из жизни общества. Реформа школы предполагает коренное изменение отношений между школой и производством, школой и вузом, школой и семьей, а изменение этих отношений — далеко не только «школьная проблема».

Сейчас нам особенно ясно, что в школе нельзя спрятаться от жизни. Перестройка — это борьба. Но готовы ли к ней выпускники школ? Далеко не всегда. Как же научиться этой борьбе, если у нас до сих пор не изжито господство «охранительной», бесконфликтной, догматической педагогики? Она вовсе исключает такие условия, в которых ученик может проявить гражданское мужество, сделать свой нравственный выбор. Да, сегодня общество требует, чтобы школа воспитывала гражданские, нравственные качества у молодежи. Но, требуя это, и само общество обязано упорно культивировать те нравственные ценности, что проповедует учитель. Иначе и передовая педагогика обречена на провал.

Не снимая со школы ответственности за духовные раны подрастающих поколений, не будем вместе с тем превращать ее в козла отпущения. Только видя все многообразие связей школы и общества, можно, наверное, лучше вести ее перестройку. Что значит школа для общества, а оно — для школы, как соотносится деятельность школы и будущее производства, науки, культуры? Какова здесь роль учителя? Размышления над этими вопросами подводят к целостному видению школы в обществе. Без такого видения, пожалуй, нельзя выработать стратегию воспитания личности, С чего начинать воспитание ученика? Ответ может быть только один: «С изменения отношения к учителю! С перестройки его социального статуса в культуре. До тех пор, пока учителя будут зачисляться в многочисленную армию работников непроизводительной сферы, к ним и будут относиться как к работникам, не производящим ценностей. «Труд, — пишет А.Н.Яковлев, — оказался разделенным на производительный в материальной сфере и непроизводительный — в других. Отсюда и "остаточный" принцип вложений в социальную инфраструктуру, недооценка человеческого фактора. Отсюда и материальная и моральная ущербность положения самого квалифицированного и необходимого в условиях НТР труда врача, учителя, инженера, ученого» (Яковлеву 1987). Нам нужно осознать, что учитель — это работник, пожалуй, самого трудоемкого духовного производства личности. Изменив социально-экономический статус учителя как работника духовного производства, мы, несомненно, повысим действенность воспитания подрастающих поколений. Разве ценность личности ученика не начинается с ценности личности учителя?

Добившись этого, наверное, можно сделать следующий шаг — перестроить социальную технологию взаимоотношений учителя и ученика. Нынешняя система обучения нацелена прежде всего на то, чтобы усердно «снабжать» ученика информацией. А нужна ли ему самому эта информация, те или иные знания, что ему в них интересно? Этот вопрос сложившуюся технологию обучения «не волнуете, а она, по сути, формирует особый тип личности — интеллектуального потребителя. Приобретение знаний, информации становится самоцелью. В результате и происходит, по меткому замечанию классика советской психологии А. Н Леонтьева, обнищание души при обогащении информацией.

Учитель дает, ученик берет. Так привыкли к подобному положению дел, что оно представляется чуть ли не извечным законом природы. Но проделайте простой эксперимент. Подойдите к незнакомому прохожему на улице и скажите: «Вчера в Бразилии была жаркая погода». Вы убедитесь, что от вас отшатнутся и посмотрят как на странненького. Но не нечто ли похожее происходит в школе, когда учитель преподносит ответы ученику, который его ни о чем не спрашивал? Обучение нередко — это снабжение ответами без поставленных учеником вопросов. Стоит ли удивляться после этого, что знаменитые детские «почему» исчезают в школе, что в ней так неуютно личности, которую отличает познавательная активность? В социальную технологию взаимоотношений по формуле «учитель снабжает — ученик потребляет» познавательная мотивация ученика не вписывается. Знаменитые «почемучки» потому-то и остаются в дошкольном детстве, что у них на жизненном пути устанавливается «шлагбаум» — ответы без вопросов. Не тут ли кроется одна из причин социального инфантилизма, появления «вечных детей»?


Личность и индивидуальность
От того, как понимается личность, какой образ личности складывается в общественном сознании, зависят действия, нацеленные на воспитание ее. Если, как иногда считают, за проявлениями детской жестокости стоят гены, то в помощники к педагогам нужно срочно звать специалистов по «генной инженерии», а психологам и социологам разводить руками, удрученно говоря, «что выросло, то выросло». Если же личность, по ироничному выражению одного из основателей советской психологии Л.С. Выготского, кожаный мешок с условными рефлексами, то педагогика воспитания сведется к удачному подбору стимулов, на которые будут послушно реагировать ученики. Если же личность — пристрастное активное существо, порождаемое жизнью в обществе, стремящееся к достижению целей и отстаивающее своими делами тот или иной социальный образ жизни, то сутью педагогики становится организация деятельности людей, их сотрудничество в общем деле. Какое же из приведенных представлений о личности завоевало права гражданства в советской психологии?

С боями пробило себе дорогу представление о социально-деятельностной сущности человеческой личности. Оно начало утверждаться в психологии сравнительно недавно, так как многие века поиски сущности личности сковывались старой формулой «познай самого себя». Вот исследователи и искали понимание природы личности то под поверхностью кожи человека, например, в тиках его высшей нервной деятельности, то в его субъективных переживаниях. И лишь в прошлом веке прозвучала режущая слух обыденному сознанию идея Маркса о том, что разгадку человеческого «я» необходимо искать в мире человека.

«... Человек — не абстрактное, где-то вне мира ютящееся существо: Человек — это мир человека...» {Маркс, Энгельс. Соч., т, 1, с.414). Искать личность человека под поверхностью кожи или в переживаниях отдельного ребенка столь же безнадежно, как искать природу стоимости денежных знаков в самой бумаге, на которой они отпечатаны. Вы можете рассмотреть эту бумагу под микроскопом, подвергнуть химическому анализу, и при этом нисколько не приблизитесь к решению вопроса, откуда берется стоимость. Точно так же, сколько бы вы ни знали о темпераменте ученика, особенностях его нервной системы, его росте или весе, вы не найдете в них ключ к пониманию его личности.

Этот ключ лежит в системе общественных отношений, являющихся источником становления личности, или, как их порой называют, «безличными» предпосылками развития личности. Социальные условия жизни, время игры, время учения — все эти предпосылки уже ждут личность при ее появлении на свет, заданы ей обществом. Именно с ними имеем дело, например, обсуждая сложившуюся технологию взаимоотношений ученика и учителя. Здесь нам надо иметь в виду то, что в психологии различают ролевое запрограммированное поведение личности и поведение личности как индивидуальности. С некоторой условностью можно сказать, что роли определяют наружный срез человеческого поведения, его как бы внешний фасад. Благодаря им, мы осваиваем опыт культуры. Не стань однажды ролей — и каждый наш шаг окажется проблемой. Социальные роли и установки личности тем и ценны, что освобождают нас от процесса принятия решений в стандартных, ранее встречавшихся ситуациях.

Но вот ситуация незнакомая, а готовых ролей для поведения в ней нет. Тут-то и возникает необходимость выбора, требующая от личности нестандартных решений, т.е. проявлений индивидуальности. Инструкция требует одно, а индивидуальность идет наперекор инструкции, «сознательной» дисциплине, не оправдывает ожиданий. Индивидуальностью трудно управлять. Она постоянно бросает учителю вызов. В ответ появляется стремление уберечь детство от детства, «отредактировать» индивидуальность личности до стереотипов взрослой «прозы жизни». Личностью становятся, приобщаясь к культуре, а индивидуальность отстаивают в борьбе за те или иные общечеловеческие и социальные ценности.

Поэтому-то, если в социальной технологии взаимоотношений учителя и ученика нет места для самостоятельного выбора, то ученик настойчиво ищет точки опоры для своей индивидуальности в сферах деятельности и социальных группах за пределами школы. Получается, что в школе он ведет себя, а за пределами школы — живет.

Так где же существует индивидуальность личности, в каком она обитает пространстве? А.Н Леонтьев, говоря о личности в ее коперниканском понимании, писал, что я нахожу свое «я» не в себе самом (его во мне видят другие), а во вне меня существующем — в собеседнике, в любимом, в природе, в системе. Еще в более парадоксальной форме место обитания личности обозначается в исследованиях А. В. и В А Петровских. Они утверждают: под поверхностью кожи искать свое «я» бесполезно. Личность проявляется через вклады в других людей, через те изменения в жизни других людей, которые мы производим своими действиями, поступками и деяниями, Нередко услышав подобные рассуждения психологов, учитель спешит отмахнуться от них: «Придумывают невесть что в своих лабораториях, а мне работать нужно». Однако в том случае, когда речь идет о стратегии воспитания, то, казалось бы, странный вопрос о месте обитания сущности личности приобретает сугубо практическую направленность. Ведь если согласиться с устойчиво бытующим мнением, что личность обитает внутри отдельного человека, а все поступки ребенка жестко выводятся из его собственной биографии, то и процесс воспитания будет строиться попросту говоря, в лоб: «Ты не должен. Ты не имеешь права. Ты не можешь так поступать. Скажи мне, кто твои родители, и я скажу тебе, кто ты». Грустные последствия сведения сути личности к ее индивидуальным знаниям и переживаниям трудно переоценить. Одним из последствий такого понимания является подмена в школе воспитания обучением, иллюзия о том, что воспитать — значит объяснить.


Как воспитать личность?
Из-за этой иллюзии в школе господствует чисто словесное воспитание. При этом не учитывается, что даже самые правильные слова и призывы не могут научить совести, что нечестность рождается не из-за незнания, и знанием ее не перекроишь. Нельзя ввести в школьное расписание наряду с уроками математики уроки доброты и мужества. Существующая социальная технология обучения привела к растворению воспитания в обучении, а представление о личности как сумме индивидуальных знаний и переживаний — к превращению воспитания в потоки объяснений и нравоучений. Об исчезновении воспитания в школе начинают говорить в последнее время некоторые писатели. Но выход из создавшейся ситуации они ищут, опять же, исходя из подкожного понимания человеческого «я». Совесть, доброта, честность – все эти, по их мнению, свойства даны человеку чуть ли не от рождения. Не трогайте их, не мешайте их росту — и они в конце концов расцветут. Если бы действительно было так, то оставалось бы уповать на гены «добра и «совести», а стратегией процесса воспитания стала бы бережливая стратегия невмешательства. Крайности, как известно, сходятся. И педагогика, подменившая воспитание обучением, и критикующая эту педагогику публицистика, призывающая не мешать прорастанию зерен совести в душе ребенка, замыкают мир человека в натуре, его индивидуальном сознании, и в итоге... теряет личность

Пока будем проповедовать, что все пороки и добродетели живут в самой натуре ребенка, острие воспитательных усилий будет направляться явно не по адресу. Вглядитесь, как строится воспитательное воздействие. Ученику, нарушившему те или иные принятые нормы, говорят: «Если и дальше ТЫ будешь всех отвлекать, то ТЕБЯ придется вывести из класса». То есть, если ТЫ выйдешь за рамки тех или иных правил, то вот, что с тобой лично за это отступление от правил произойдет. Нетрудно заметить, что такого рода воспитательные воздействия на человеческое «я» обладают двумя особенностями. Во-первых, здесь на первом плане стоит наказание за отклонение от правил, которое ожидает лично совершившего нарушение ученика. Во-вторых, все эти воздействия неявно игнорируют явление «запретного плода». Запретный плод, как известно, всегда сладок. Чем больше вы критикуете ученика, говорите ему, что он превратится в отпетого типа, попадет под влияние уличных компаний, тем сильнее привлекаете ученика к этим компаниям, к их антиидеалам. Рассказывают, что психологи, занимающиеся организацией природоохранной деятельности, провели однажды эксперимент. Они установили на лужайке с одуванчиками небольшой плакат с надписью «По траве ходить строго воспрещается». До этого, заметьте, никто одуванчики не топтал. Результаты появления плаката не заставили себя ждать. На следующий день одуванчики были вытоптаны. Не стоит ли задуматься о том, сколь часто наши воспитание и пропаганда строятся по формуле «По траве ходить строго воспрещается».

Подмена воспитания личности обучением, дел и поступков словами и увещеваниями — вот далеко не полный перечень последствий сведения личности к натуре человека, а тем самым как бы к вещи среди вещей. Иной взгляд на воспитание вытекает из представлений о социально-деятельной природе личности, обретающей свое «я» в процессе совместной деятельности и общения, в процессе сотрудничества с людьми.

Убеждения, совесть, честь — все это смысловые установки личности, которые формируются в совместной деятельности, в делах и поступках, а не достаются в наследство от родителей и не передаются посредством самых правильных слов. «Смыслу не учат. Смысл воспитывается», — любил повторять А.Н Леонтьев, стремясь донести кардинальное различие между обучением и воспитанием личности


Об общих принципах воспитания
В каком же направлении нам вести поиск действенных воспитательных приемов? Согласитесь, что эти приемы зависят от искусства учителя, которое никогда не заменит никакая наука, в том числе и психология личности. Но эти приемы тогда действенны, когда за ними принципы. Вот и поговорим о тех из них, которые буквально выстраданы наукой и практикой.

Думается, что надо прежде всего обратить внимание на такой принцип, как включение ученика в значимую для него деятельность. В нем сфокусирована идея, вытекающая из социально-деятельного понимания природы личности. Эта идея, по сути, была положена в основу воспитательной практики таких выдающихся педагогов, как А.С.Макаренко и В А.Сухомлинский, Яркий пример того, что включение личности в значимую для нее деятельность дает свои ощутимые плоды там, где не срабатывает обращенная к индивидуальному сознанию риторика, приводит А.С.Макаренко в «Педагогической поэме». Он рассказывает о том, с какой убийственной иронией воспитанники выслушали его страстную речь о необходимости резкой перемены их образа жизни. Позднее, вспоминая об этом печальном опыте, А,С. Макаренко писал: «Не столько моральные убеждения и гнев, сколько <...> интересная и настоящая деловая борьба дала первые ростки хорошего коллективного тона». Только в делах, в борьбе произошло у воспитанников изменение их личностных смыслов, поменялось отношение к жизни. Деловая борьба, современная деятельность сыграли решающую роль там, где оказались бессильны уговоры и убеждения.

Вероятно, что сейчас для подростков, в том числе и участников неформальных объединений, в первую очередь необходима разработка всевозможных форм и видов значимой деятельности. Какой? Да любой! Лишь бы каждый из подростков чувствовал, что в ней он нужен и конкретным людям, и обществу. Именно он как неповторимая индивидуальность... При этом можно использовать приемлемые формы деятельности, уже ставшие для определенных групп подростков своеобразным рупором индивидуальности, наполнив их необходимым содержанием.

Давайте задумаемся и о том, как важен принцип демонстрации последствий поступка личности для референтной группы, т.е. группы, на нормы, ценности и мнения которой ученик ориентируется в своем поведении. Ученик должен убедиться, к каким последствиям приведет его поступок социальную группу, мнением которой он дорожит. Личность живет в других людях. Поэтому-то не эгоцентрическое увещевание в стиле «какая беда лично с тобой случится, если ты так-то поступишь...» или «какая радость лично тебя ждет, если ты нечто совершишь», а действенная демонстрация следующих за поступком бед и радостей для референтной группы влечет за собой преобразование смысловых установок и ориентации личности-

Немалые возможности для перестройки мотивов поведения содержит в себе принцип смены социальной позиции ученика. Бывает, что обстоятельства судьбы обрекают его на социальную позицию вечного неудачника, неуспевающего, аутсайдера в классе, Но верно ли, что нужно на примере такого отстающего ученика показывать всему классу то, каким не надо быть? Ведь мы тогда закрепим позицию неудачника, а вместе с ней и растущий комплекс неполноценности. В таких случаях любые нравоучения, вызовы на педсовет возымеют скорее негативный, чем позитивный эффект. До тех пор пока не будет изменена социальная позиция ученика в группе, пока его не вернет в жизнь класса новая социальная роль, он будет искать самоутверждения вне школы. Гонимый в школе, он нередко становится «жестким» лидером компаний сверстников на улице. Смена социальной позиции и есть тот рычаг, с помощью которого осуществляется переделка стремлений и мотивов личности. Вот и попробуем в технологию воспитательного процесса заложить условия, предоставляющие ученику возможность совершать выбор разных социальных позиций, свободный переход от одной деятельности к другой. В нашей школе каким-то нелепым образом произошла потеря уникального источника смен социальной позиции — детской игры. Ее почему-то жестко прикрепили к дошкольному возрасту. Между тем именно в игре ребенок овладевает искусством вставать на позицию другого человека, видеть мир глазами другого, осуществлять победы над собственным эгоизмом. Психолог Д.Б.Эльконин писал о значении игры в жизни личности: «Дело не только в том, что в игре развиваются или заново формируются отдельные интеллектуальные операции, а в том, что коренным образом изменяется позиция ребенка в отношении к окружающему миру и формируется сам механизм возможной смены позиции и координации своей точки зрения с другими возможными точками зрения» (Эльконын, 1978, с.282).

Понимание мысли собеседника без знания мотивов собеседника, нередко говорил Л. С. Выготский, всегда представляет собой неполное понимание. Точно так же воспитание личности без понимания ведущих ее мотивов будет неполным, ущербным воспитанием, В связи с этим и любая воспитательная система должна хоть в какой-то степени дать ответ на вопрос, какова ведущая мотивация у того или иного поколения подрастающей молодежи.

В период крутых перемен у общества обостряется особое чувство — чувство ценности человеческой личности. В самом нашем образе жизни как идеал задана ценность «быть личностью». Именно эта ценность и приводит к резкому усилению у молодежи мотивации во что бы то ни стало быть личностью. Образовавшийся в годы застоя дефицит духовности, атрофия нравственного выбора породили, с одной стороны, страх взрослости, бегство от выбора, социальный инфантилизм, а с другой — жадное стремление добиться самыми различными средствами подтверждения своей индивидуальности, В этой ситуации ценность «быть личностью» порой приводит к возникновению особого феномена — «игры в личность». Случается, что эту игру принимают за нечто подлинное, легкость в выборе решения — за дерзость, категоричность и безапелляционность — за убежденность, всеядность — за разносторонность и многогранность интересов личности или интересов стремящейся обратить на себя внимание молодежной группы. Рано или поздно подделка под личность распознается. Уж очень по своей психологической природе отличаются, как старательно их ни маскируй, расхожие интересы, выбранные под влиянием стремления быть не таким, как все, от интересов индивидуальности> отважившейся сделать личностный выбор.

Ценность «быть личностью» тогда приводит к возникновению у человека подлинных мотивов, когда ее мотивация с потребления, в том числе и интеллектуального, смещается на созидание, на не знающее границ творчество, Тогда-то ценность «быть личностью» возвышает человека до истинно человеческого, соединяет его жизнь с жизнью людей, а не обосабливает человека от общества. Ведущая смыслообразующая мотивация «быть личностью» пронизывает всю человеческую жизнь…


http://www.pedlib.ru/Books/6/0323/6_0323-238.shtml

Задания для проверки знаний
1. Напишите эссе «Индивидом рождаются, личностью становятся, индивидуальность отстаивают»

2. Как Вы понимаете утверждение А.Н. Леонтьева «Смыслу не учат. Смысл воспитывается»?


3. Прочитайте текст «Об общих принципах воспитания», сформулируйте основные принципы воспитания



1.


2.

3.

Похожие:

Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconРабочая программа методологические основы психологии специальность: 030301. 65 (020400) Психология
Цель — изложить основные методологические проблемы современной психологии и осветить направления научного поиска на путях их решения,...
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconПсихолого-педагогические аспекты проблемы формирования жизненной компетенции учащихся с ограниченными возможностями здоровья 7
Личность умственно- отсталого ребенка формируется только при условии целенаправленного обучения и воспитания
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconПрограмма минимум кандидатского экзамена по специальности 19. 00. 01 «Общая психология, психологии личности, истории психологии»
Описательные характеристики психических явлений. Общее представление об объекте и предмете психологии, плюрализм подходов к решению...
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconПедагогические и психологические основы воспитания
Поэтому в школе решаются задачи воспитания определенных качеств личности патриотизма и интернационализма, коллективизма и гуманизма,...
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconПрограмма патриотического воспитания школьников эстафета поколений
Тревожной проблемой последних лет является утрата нашим обществом традиционно российского патриотического сознания, сознания с присущим...
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconПрограмма вступительного экзамена по специальной дисциплине профиля (направленности) социальная психология
Социальная психология и идеология. Функции социальной психологии. Социальная психология и социология. Критический анализ функций...
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconЗакона «Об образовании»
Воспитания личности гражданина России, концептуальных положений умк «Школа России» и опыта воспитательной работы в мкоу песковатская...
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconОб отличительных особенностях обучения по учебно-методическому комплексу (умк) «Школа России»
Мощный потенциал для духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconПреемственность обучения и воспитания в предметной области «математика»: технология, оценка образовательного результата
Преемственность обучения и воспитания в предметной области «математика»: технология, оценка
Личность: психологическая стратегия воспитания (из кн. Асмолова А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: «Смысл», 2002. 480 с.) Школа и социальная технология воспитания личности iconШкола – это не только уроки
И если дети увлечены процессом обучения, то результат обучения и воспитания будет приносить радость всем участникам, помогать совершенствованию...
Разместите кнопку на своём сайте:
docs.likenul.com


База данных защищена авторским правом ©docs.likenul.com 2015
обратиться к администрации
docs.likenul.com